Изменения в организме на вершине Эвереста

Врач рассказал, что происходит с организмом на Эвересте

Эверест — самая высокая гора в мире, добраться до вершины которой удается далеко не всем альпинистам. Ведь его последний километр очень опасен для здоровья человека. Никто не может гарантировать, что, поднимаясь туда, турист останется живым. Что же происходит с организмом на вершине Эвереста?

  1. Что происходит с человеческим организмом?
  2. Какие возможны болезни?

Что происходит с человеческим организмом?

Высота Эвереста над уровнем моря достигает 8848 метров. Стоит отметить, что гора считается самой высокой именно над уровнем моря. Если же считать от дна, то она не такая уж и величавая. К примеру, гавайская Мауна-Кеа от дна океана достигает 10 км, а над уровнем моря — всего 4 км. Поэтому по праву может признаваться самой высокой.

Покорить Эверест желают многие люди, любящие экстрим. Но добраться до вершины удается не всем. И дело не только в сложности, но и в опасности такого путешествия. Ведь на самом верху данной горы организм испытывает сильнейший стресс.

Количество кислорода на вершине на 40% меньше, чем на земле. Когда человек поднимается туда, клетки организма сталкиваются с острым дефицитом кислорода, в результате чего постепенно отмирают. Именно поэтому находиться здесь длительное время нельзя.

Также начинает резко снижаться мышечная масса, человек ослабевает. Мышцы сильно нуждаются в кислороде, поэтому процесс их разрушения происходит стремительно.

Доктор Джереми Уиндзор провел специальные исследования, для которых поднялся на вершину Эвереста. Врач взял кровь на анализ, результаты которого его просто поразили. Показатели кислорода в крови сродни тем, что наблюдаются у умирающих больных.

Также у человека резко подскакивает уровень гемоглобина. Это является защитным механизмом организма, который пытается быстрее разносить малейшие остатки кислорода по телу. Но, в свою очередь, это приводит к тому, что кровь начинает густеть, поднимает давление, образуются тромбы.

Какие возможны болезни?

При покорении вершины Эверест возможны следующие патологические последствия:

  • Инфаркт сердца и инсульт головного мозга. Опасные заболевания, способные привести к летальному исходу. Развиваются на Эвересте, потому что кровь становится густой, трудно проходит по сосудам, формируются тромбы, которые в любой момент могут закупорить сосуды и спровоцировать эти патологии.
  • Отек легких. Болезнь также очень опасна для человека, способна вызвать смерть. Причиной ее развития является скопление жидкости. Человек мгновенно утомляется, начинает постоянно кашлять, выплевывая беловатую воду, а также мучается от сильной одышки.
  • Отек мозга. При такой патологии у больного утрачивается способность к логическому мышлению, он уже не может принимать ответственные решения, поэтому находиться дальше на вершине ему категорически запрещено. Здесь нужна срочная эвакуация.
  • Психоз. Это заболевание считается предпосылкой мозговой отечности. В результате этого происходит помутнение сознания, возникают галлюцинации, поведение становится неадекватным.

Несмотря на такие возможные последствия, самая высокая гора в мире — одно из популярнейших мест, которое хотят покорить люди. Ежегодно появляются тысячи желающих подняться на самый верх. Тем, кому удавалось это сделать, утверждают, что получили неимоверные впечатления и заряд положительных эмоций.

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен и ставьте палец вверх!

Что происходит с организмом человека в «зоне смерти» на горе Эверест?

Эверест — самая высокая гора в мире. Его высота достигает 8848 метров над уровнем моря. Альпинисты и ученые дали самой высокой части Эвереста, расположенной выше 8000 тысяч метров, особое название «зона смерти».

В «зоне смерти» кислорода настолько мало, что клетки тела начинают умирать. Рассудок альпинистов мутится, они страдают от высотной болезни, подвержены риску инфаркта и инсульта. Недавно желающие добраться до вершины Эвереста выстроились в настолько длинную очередь, что некоторые умирали от истощения в ожидании, пока придет их черед покорять пик.

Человеческий организм не может функционировать как следует, находясь выше определенной отметки. Лучше всего мы чувствуем себя на уровне моря, где кислорода достаточно для работы мозга и легких.

Но альпинисты, которые хотят взойти на Эверест, вершину мира, вздымающуюся на высоте 8848 метров над уровнем моря, должны бросить вызов «зоне смерти», где кислорода так мало, что тело начинает умирать: минута за минутой, клетка за клеткой.

В этом сезоне народу на Эвересте было так много, что на прошлой неделе погибли как минимум 11 человек. В «зоне смерти» мозг и легкие альпинистов страдают от кислородного голодания, риск инфарктов и инсультов растет, а рассудок быстро начинает мутиться.

На вершине горы Эверест отмечается опасная нехватка кислорода. Один восходитель рассказал, что ощущения такие, будто «бежишь на беговой дорожке, дыша при этом через соломинку».

На уровне моря в воздухе примерно 21% кислорода. Но когда человек оказывается на высоте более 3,5 километров, где содержание кислорода на 40% ниже, организм начинает страдать от кислородного голодания.

Джереми Уиндзор (Jeremy Windsor), врач, в 2007 году взошедший на Эверест в составе экспедиции «Кодвелл икстрим Эверест» (Caudwell Xtreme Everest Expedition), рассказал Марку Хорреллу (Mark Horrell), который ведет блог об Эвересте, об анализах крови, взятых в «зоне смерти». Они показали, что альпинисты выживают на четверти кислорода по сравнению с количеством, которое организм получает на уровне моря. «Это сопоставимо с показателями пациентов на грани смерти», — говорит Уиндзор.

По словам американского альпиниста и кинорежиссера Дэвида Бришерса (David Breashears), на высоте 8 километров над уровнем моря в воздухе так мало кислорода, что даже с баллонами дополнительного воздуха вам будет казаться, что вы «бежите на беговой дорожке, дыша через соломинку». Альпинистам приходится акклиматизироваться и привыкать к дефициту кислорода, но при этом повышается риск инфарктов и инсультов.

За несколько недель организм начинает вырабатывать больше гемоглобина (белка в красных кровяных тельцах, который помогает разносить кислород по организму), чтобы компенсировать изменения, вызванные пребыванием на большой высоте. Но когда в крови становится слишком много гемоглобина, она густеет, и сердцу трудно разгонять ее по телу. Вот из-за этого и может случиться инсульт, а в легких скапливается жидкость.

Быстрая проверка с помощью стетоскопа выявляет в легких щелкающий звук: это признак наличия жидкости. Такое состояние называют высотным отеком легких. Среди его симптомов — быстрая утомляемость, ощущение удушья по ночам, слабость и постоянный кашель, при котором выделяется белая водянистая или пенистая жидкость. Иногда кашель настолько сильный, что в ребрах появляются трещины. Альпинисты с высотным отеком легких страдают одышкой, даже когда отдыхают. В «зоне смерти» мозг также может начать отекать, что приводит к тошноте и развитию высотного психоза.

Читайте также:
Как работает представительство Тайваня в Москве

Один из главных факторов риска на высоте 8 000 метров — гипоксия, при которой внутренним органам, например, мозгу, не хватает кислорода. Вот почему акклиматизироваться к пребыванию на высотах «зоны смерти» невозможно, рассказал эксперт по большим высотам и врач Питер Хаккет (Peter Hackett) «Пи-би-эс» (PBS).

Когда мозг не получает достаточно кислорода, он может начать разбухать, что приводит к высотному отеку головного мозга — аналогу высотного отека легких. Из-за отека мозга начинается тошнота, рвота, становится трудно логически мыслить и принимать решения.

Страдающие от кислородного голодания мозга альпинисты иногда забывают, где находятся, и у них начинается бред, который некоторые эксперты считают формой психоза. Сознание мутится, и, как известно, люди начинают делать странные вещи, например, срывать с себя одежду или разговаривать с воображаемыми друзьями.

Среди других потенциальных опасностей — потеря аппетита, снежная слепота, рвота

Помутнение рассудка и одышка — не единственные опасности, о которых стоит помнить альпинистам. «Человеческий организм начинает работать хуже, — добавляет Хаккетт. — Появляются проблемы со сном. Мышечная масса уменьшается. Вес падает».

Тошнота и рвота, вызванные высотными отеками легких и мозга, приводят к потере аппетита. Сверкание бесконечного льда и снега может вызывать снежную слепоту — временную потерю зрения. Кроме того, в глазах могут полопаться сосуды.

Эти проблемы со здоровьем на большой высоте косвенно могут стать причиной травм и гибели альпинистов. Из-за физической слабости и потери зрения можно упасть. Рассудок, затуманенный недостатком кислорода или сильной усталостью, мешает принимать правильные решения, а это значит, что можно забыть пристегнуться к страховочному тросу, сбиться с маршрута или не суметь должным образом подготовить оборудование, от которого зависит жизнь, например, баллоны с кислородом.

Восходители выживают в «зоне смерти», пытаясь покорить вершину за один день, но сейчас приходится ждать часами, что может закончиться смертью

Все говорят, что восхождение в «зоне смерти» — это настоящий ад на земле, выражаясь словами Дэвида Картера (David Carter), покорителя Эвереста, в 1998 году входившего в состав экспедиции «НОВА». С ним тоже поговорила «Пи-би-эс».

Как правило, альпинисты, стремящиеся к вершине, изо всех сил стараются взойти на нее и снова спуститься на более безопасные высоты в течение одного дня, проводя в «зоне смерти» как можно меньше времени. Но этот бешеный рывок к финишу происходит после многих недель восхождения. И это один из тяжелейших отрезков пути.

Шерпа Лхакпа (Lhakpa), которая девять раз побывала на вершине Эвереста (больше, чем любая другая женщина на Земле), ранее рассказывала «Бизнес инсайдер», что день, когда группа пытается взойти на вершину, — это, безусловно, самая трудная часть маршрута.

Чтобы восхождение увенчалось успехом, все должно идти по плану. Около десяти часов вечера альпинисты покидают свое убежище в четвертом лагере на высоте 7920 метров — как раз перед началом «зоны смерти». Первую часть пути они проделывают в темноте — лишь при свете звезд и налобных фонариков.

Через семь часов альпинисты, как правило, достигают вершины. После короткого отдыха, когда все ликуют и делают фотографии, люди поворачивают обратно, стараясь закончить 12-часовой путь назад, в безопасность, до наступления ночи (в идеале).

Но недавно экспедиционные компании рассказали, что на вершину претендуют столько альпинистов, пытающихся достичь цели в короткий период хорошей погоды, что люди вынуждены часами ждать в «зоне смерти», когда освободится путь. Некоторые падают от истощения и умирают.

«Катманду пост» (The Kathmandu Post) сообщила, что 22 мая, когда на вершину одновременно устремились 250 альпинистов, многим пришлось ждать своей очереди, чтобы подняться и спуститься обратно. Эти дополнительные незапланированные часы, проведенные в «зоне смерти», убили 11 человек.

Эйлин Вудворд (Aylin Woodward), Оригинал публикации: What happens to your body in Mount Everest’s ‘Death Zone,’ where 11 people have died in the past week

Пока дышу, надеюсь: восхождение на Эверест

Ранним утром 29 мая 1953 года на вершину Эвереста впервые поднялись люди: шерп Тенцинг Норгей и новозеландец Эдмунд Хиллари. «Сияло солнце, а небо — за всю жизнь я не видел неба синее! Я глядел вниз и узнавал места, памятные по прошлым экспедициям. Со всех сторон вокруг нас были великие Гималаи. Величайшие вершины мира казались маленькими холмиками. Никогда еще я не видел такого зрелища и никогда не увижу больше — дикое, прекрасное и ужасное», — вспоминал Тенцинг Норгей.

Ровно через 27 лет на том же самом месте стоял австриец Райнхольд Месснер, он взошел на вершину мира в одиночку. «Опускаюсь на снег, от усталости тяжелый, как камень. Но здесь не отдыхают. Я выработан и опустошен до предела. Еще полчаса — и мне конец. Пора уходить. Никакого ощущения величия происходящего. Для этого я слишком утомлен», — рассказывал Райнхольд Месснер. Заметили разницу в ощущениях? Хиллари и Тенцинг использовали кислород. А Месснер дышал окружающим воздухом.

Oxygenium

Еще в XVII веке ученые доказали, что воздух содержит какое-то необходимое для жизни вещество. Благодаря бесцветному, безвкусному и невидимому O2 (кислороду) вы сейчас читаете эти строки. С ростом высоты падает давление воздуха, он становится разреженным. Вдох на вершине Эвереста (8848 м) принесет в три раза меньше кислорода, чем на уровне моря. Поднимитесь туда быстро без специального оборудования — и вас захлестнет жесткая кислородная недостаточность (гипоксия). Ощущение пустоты при вдохе, рябь в глазах, боль во всем теле, потеря сознания и.

«При разгерметизации кабины самолета на 8000 м пилот теряет сознание через две минуты, — говорит доцент кафедры экстремальных и прикладных видов спорта РГУФК, заслуженный мастер спорта Юрий Байковский. — Высокогорье очень агрессивная среда. Сухой воздух, ураганные ветра, непогода, резкие перепады температур от +30 днем до -20 ночью. При этом человек идет вверх, несет груз. Альпинистам в таких условиях иногда приходится жить 2−3 недели. Это возможно только при медленном подъеме — организм приспосабливается».

Читайте также:
Как была устроена женская тюрьма в Средние века

Акклиматизация

Поэтому на осаду Эвереста в среднем уходит полтора месяца, хотя на сам штурм вершины нужна всего пара дней. Остальное время занимает акклиматизация — адаптация к тяжелым горным условиям. И в первую очередь — к недостатку кислорода. «Чтобы нагнать больше кислорода, человек дышит глубже и чаще, — объясняет специалист по гипоксическим тренировкам Алла Цветкова. — А сердечно-сосудистая система старается быстрее отнести кислород к тканям и органам: повышается пульс, давление, объем крови. Происходит выброс гормонов, стимулирующих образование эритроцитов. Растет уровень гемоглобина».

Но адаптация происходит не мгновенно — некоторое время человек испытывает губительное действие гипоксии. «Сонливость, вялость, головные боли — это первые признаки, — объясняет Алла. — В первую очередь нарушается работа мозга. Отсюда усталость, головокружение, давление в висках. Появляется одышка, холодеют руки и ноги, наступает упадок сил».

Вдох-выдох

Казалось бы, дыши глубже, а сердце стучи быстрее, и нет проблем. Но не все так просто. На высоте быстро выводится углекислый газ, который важен для человека не менее кислорода. Попробуйте усиленно подышать секунд десять — чувствуете, как закружилась голова?

А в горах недостаток CO2 приводит к «периодическому дыханию». Дело в том, что сигналом на «вдох-выдох» служит в норме не понижение содержания кислорода, а повышение уровня углекислого газа в крови. Во время сна на больших высотах этот сигнал в какой-то момент задерживается, дыхание останавливается секунд на 10−15. За это время организм «дожигает» остатки кислорода, и, когда его почти не остается, срабатывает защитная реакция, дыхание резко возобновляется. Человек невольно просыпается. «Это очень неприятное ощущение, — говорит Юрий Байковский. — Бывает, в этот момент человеку снится, что он попал в лавину, задыхается и умирает».

Золотое правило

Через несколько дней дыхание, пульс и сон нормализуются — организм адаптируется к уровню кислорода в воздухе. Однако каждый реагирует на высоту по-своему. Одни акклиматизируются быстро и без осложнений, у других развивается острая горная болезнь — «горняшка»: тошнота, рвота, головные боли, беспокойный сон. Лечение заключается в прекращении подъема, а если состояние продолжает ухудшаться — в немедленном спуске.

В большинстве случаев через несколько дней «горняшка» полностью проходит. И чтобы избежать ее, альпинисты поднимаются медленно и периодически спускаются вниз для отдыха («ступенчатая акклиматизация»). Новая высота — это стресс для всего организма. А последовательный «подъем-спуск-подъем» дает время на восстановление и мобилизацию сил перед новой нагрузкой. «Забирайся высоко, спи низко» — золотое правило акклиматизации.

Супершерп

Несмотря на тяжелые природные условия, люди издревле живут в самых высоких местах нашей планеты — в Гималаях, Андах, на Памире. Индейцы племени мокороча в Перу — на высотах около 5000 м. В Тибете буддистский монастырь Ронгбук расположен на 5100 м. Из окон отеля и ресторанчика неподалеку от монастырских строений хорошо виден Эверест.

Первые испанские поселенцы Южной Америки столкнулись со страшной проблемой в городе Потоси (4000 м над уровнем моря) — новорожденные умирали в первые часы жизни. Но местные индейцы от такого недуга не страдали: они отлично приспособились к жизни в горах. Горцы отличаются большой грудной клеткой, высоким уровнем эритроцитов и гемоглобина в крови и смуглой кожей, которая лучше защищает от солнца. На выработку «врожденной» устойчивости колонистам потребовалось более полувека. Только через 53 года в Потоси смог выжить первый испанский новорожденный.

Неудивительно, что главные помощники любой экспедиции в Гималаи — это шерпы, небольшая народность, живущая у подножия Эвереста. Если вам нужно нанять проводника, забросить еду и снаряжение в лагерь на 8000 м или соорудить переход через пятиметровую трещину во льду — вам нужен шерп. «Когда команда поднялась на вершину, их ожидала палатка, услужливо разбитая десятью шерпами накануне» — показательная альпинистская шутка. Мировые «эверестские» рекорды принадлежат профессиональным альпинистам-шерпам. В этом году Аппа Шерпа поднялся на вершину мира в 18-й раз. Пемба Дордж делает это за 8 часов 10 минут, а Бабу Чири как-то заночевал на «крыше мира» и провел там в общей сложности 21 час. Однако для поддержания «суперрепутации» и из-за жесткой конкуренции шерпам порой приходится браться за крайне опасную работу. Многие из них навечно остались на склонах Гималаев из-за обморожений, лавин и несчастных случаев.

Зона смерти

Но выше 6000 м постоянно находиться не могут даже шерпы. Там организм работает на износ за счет внутренних резервов, «перезарядить» которые невозможно из-за постоянной нехватки кислорода. «Представьте, что вы непрерывно работаете и даже ночью не можете отдохнуть, — объясняет Юрий Байковский. — Частота пульса во время сна на большой высоте — 80−90 ударов в минуту, в 1,5 раза выше нормы».

Общее состояние постепенно ухудшается. Ослабляются иммунитет, умственные способности, память. Нарушается психика. В книге «Слово об Эльбрусе» приводится рассказ экспедиционного врача П.В. Андригина, который, указав на осколки стекла на снегу, пояснил: «Это — смеситель для счета эритроцитов в крови. Испытуемый, на уровне долины вполне владеющий собой субъект, на высоте взял да и вполне спокойно перекусил его зубами». Альпинисты резко теряют в весе — до 10−15 кг за 6−8 недель.

Для некоторых животных высота – не проблема. Горные козлы, яки и бараны поднимаются почти до 6000 м. За ними следует ирбис (снежный барс). Еще выше обитают птицы: в Гималаях бородача (ягнятника) видели на 7500 м. На Эвересте гнезда альпийских галок находили на 8100 м. Но абсолютный рекорд высоты принадлежит африканскому грифу, столкнувшемуся в 1973 году с пассажирским самолетом на высоте 12150 м. Правда, вид рекордсмена пришлось определять уже на земле — по оставшимся перьям.

Еще выше, от 7500 м, начинается так называемая «зона смерти». Там у альпинистов задача простая — выжить. Даже самые выносливые выдерживают считаные дни. «Я просто прозябаю, как растение. каждое движение стоит массы волевых усилий. Боль во всем теле. Ощущение, возникшее несколько часов назад, что у меня есть невидимый спутник, усиливается. Я даже спрашиваю себя, как же мы разместимся в этой крошечной палатке. Кусок сухого мяса разделяю на две равные части. Оборачиваюсь. Убеждаюсь, что я один», — рассказывал Райнхольд Месснер о высоте 8200 м.

Читайте также:
Транспорт в Сингапуре в 2022 году: общественный, такси

За одну ночь

Бесконечно долго противостоять гипоксии не может ни один человек. У каждого из нас есть определенный «запас прочности». После его исчерпания начинаются все менее и менее обратимые изменения в организме. В легких и головном мозге начинает скапливаться жидкость, что смертельно опасно.

Отек мозга чаще всего случается выше 7000 м, но известны случаи заболевания и на 3−5 тысячах. Один из первых симптомов — нарушение походки, неадекватное поведение. «Было ощущение, как будто я очень пьян. Я не мог идти не спотыкаясь и совершенно потерял способность думать и говорить. У меня в голове было несколько слов, но я никак не мог сообразить, как мне их произнести», — описывал ощущения при отеке мозга участник одной из экспедиций на Эверест Дейл Круз.

Отек легких чаще всего развивается от 4000 м. Появляются тяжелая одышка, сильная усталость, шумы при дыхании, ногти и губы синеют. Больной пытается лечь, но так труднее дышать — приходится вставать (симптом «ваньки-встаньки»). Пенистая, кровавая мокрота при кашле — один из последних симптомов.

Более того, любой «сбой» может «сломать» даже самого выносливого. Повышение температуры до 38 °C (например, из-за обыкновенной простуды) усиливает гипоксию в два раза, до 39,5°C — в четыре. На высоте 7000 м насморк может за одну ночь перейти в отек легких и привести к смерти. Вот почему подниматься без акклиматизации категорически запрещено.

В аптечке «высотного» доктора обязательно есть противоотечные дексаметазон и нифедипин. Однако лучшее лекарство — быстрый спуск: шансы вылечить на высоте близки к нулю. «А самая важная задача — не допускать такого состояния, — говорит мастер спорта международного класса по альпинизму Валентин Божуков. — Для этого нужно тренировать выносливость: бег, плавание. А во время восхождения использовать кислородное оборудование».

Английский воздух

Лучший защитник от гипоксии — баллон со сжатым кислородом, постоянный спутник большинства высотных альпинистов. Впервые кислород на Эверест привезли англичане в 1922 году. Шерпы только посмеивались над «английским воздухом». «Стандартный комплект для Эвереста — четыре баллона на человека, — говорит Андрей Максимов, замдиректора НПО “Поиск”, компании — производителя кислородного оборудования. — Но лучше брать с запасом. Был случай, когда группу застала непогода выше 8000 м. Они там пять дней сидели и пошли дальше на восхождение. А если бы не достаточное количество кислорода. » Если же кислород кончится, альпинист мгновенно «переносится» в гораздо более суровую среду. «Как можно быстрее вниз! — говорит Андрей Максимов. — Пока вы в здравом уме и твердой памяти».

Лишь сотни альпинистов во всем мире (в России около десятка) способны подняться на вершину мира без кислорода. И дело не только в большой выносливости, но и в исключительной удаче. Ибо ни один человек не властен над погодой на Эвересте. Кроме того, сложные маршруты и спасработы без кислорода крайне опасны либо совершенно невозможны.

«Это древний спор, — рассказывает Валентин Божуков. — Одни считают, что гипоксия — такая же помеха восхождению, как мороз, ветер, лавины, и против нее не зазорно защищаться. Другие — что бескислородное восхождение — это величайшее достижение. А кислород — допинг. Но это все равно как сравнивать прыжки в высоту — обычные и с шестом. Восхождения на Эверест с кислородом и без — это два разных вида спорта».

Впрочем, даже при наличии самого современного снаряжения альпинизм остается крайне опасным занятием. Однако люди продолжают стремиться к «вершине мира», несмотря на холод, лавины и гипоксию. Почему? Джордж Мэллори, погибший во время штурма Эвереста в 1924 году, на этот вопрос отвечал коротко: «Потому что он существует».

«Все хотят оказаться на вершине мира»: зачем люди «покоряют» Эверест и почему гибнут в очереди на восхождение

В мае во время восхождения на Эверест и при спуске с вершины горы, по данным на 28 мая, погибли 11 человек. Среди них — альпинисты из Индии, Ирландии, Непала, Австрии, США и Великобритании. Некоторые скончались спустя несколько минут после покорения высоты — в результате истощения и высотной болезни.

Люди в течение 12 часов стояли в длинной очереди на восхождение, и все это в так называемой зоне смерти — на высоте более 8000 метров. Долгое нахождение на этом участке даже при наличии достаточного количества кислорода может обернуться фатальными последствиями. Почему люди продолжали стоять, несмотря на опасность? Что стало основной причиной трагедии? Возможно ли было избежать такого количества погибших? Мы постарались ответить на эти вопросы.

7 фактов о восхождении на Эверест

  1. Существует два классических маршрута на вершину Эвереста: северный, который начинается в Тибете, и южный — со стороны Непала. В общей сложности маршрутов около 17, но для коммерческого альпинизма считаются пригодными только перечисленные два. Девять погибших альпинистов поднимались на Эверест по южной стороне со стороны Непала, еще двое — по тибетской стороне.
  2. В альпинизме есть такой термин, как «погодное окно» — это дни, когда устанавливается хорошая погода перед надвигающимися муссонами и восхождение на гору в принципе становится возможным. На Эвересте «погодное окно» случается два раза в году — в середине мая и в ноябре. Поэтому неверно связывать трагические смерти с плохой погодой — опрошенные Esquire эксперты утверждают, что погода была нормальная, иначе никто бы не вышел на восхождение.
  3. За все время на Эверест было совершено 9159 восхождений. Из числа впервые поднявшихся — 5294 человека, остальные — повторные ( данные Гималайской базы данных на декабрь 2018 года).
  4. Непальская сторона более популярная: за все время с юга на вершину поднялись 5888 раз, с тибетской стороны зафиксировано 3271 восхождение.
  5. Во время экспедиций на Эверест погибли 308 человек. Основные причины смерти — сход лавины, падение и травмы в результате падения, высотная болезнь, обморожение, солнечное облучение и другие проблемы со здоровьем, вызванные особенностями нахождения на такой высоте. Не все тела погибших найдены.
  6. Разрешение на восхождение в Непале стоит $11 тысяч. Государство никак не регулирует количество людей, желающих совершить восхождение. В этом году было выдано рекордное количество пермитов — 381. Китай ограничивает количество выдаваемых разрешений — 300 в год.
  7. Из России в экспедицию на Эверест в 2019 году отправились 15 человек, в прошлом — 25. Средняя стоимость поездки для одного человека из Москвы — $50−70 тысяч с учетом всего необходимого снаряжения.
Читайте также:
Ту-119: экспериментальный атомолет

Маршруты на Эверест

23−24 мая с тибетской стороны на Эверест успешно поднялась группа туристов из России во главе с известным российским альпинистом Александром Абрамовым, для которого это было юбилейное, десятое восхождение (всего он участвовал в 17 экспедициях). Абрамов также известен как первый россиянин, дважды выполнивший программу «Семь вершин» — подъем на высочайшие вершины шести частей света.

Как рассказал Esquire Абрамов, тибетская сторона менее популярна, потому что восхождение по этому маршруту стоит дороже. «Непальская сторона дешевле, слабо контролируется, в результате чего люди едут в плохо организованные и слабообеспеченные экспедиции: лезут на Эверест без кислорода, без шерпов (так называют профессиональных проводников из числа местных жителей. — Esquire) и гидов. Иногда даже без необходимого снаряжения — палаток, горелок, спальных мешков, видимо, надеясь переночевать в чужих палатках, поставленных на склоне другими экспедициями. С тибетской стороны такое невозможно, власти тщательно контролируют ситуацию. Например, здесь нельзя получить разрешение на восхождение, если у тебя нет личного шерпа».

В связи с ростом популярности альпинизма и количества желающих покорить Эверест, в Китае ввели лимит в 300 пермитов на восхождение. Более того, из-за большого количества мусора власти запретили туристам посещать базовый лагерь, расположенный на высоте 5150 метров над уровнем моря.

Непальский маршрут более опасный из-за возможного схода лавин, утверждает мастер спорта международного класса, член правления Федерации альпинизма России Сергей Ковалев. Например, на южных склонах Эвереста находится ледопад Кхумбу, который считается самым опасным участком маршрута восхождения. 18 апреля 2014 года там произошел сход лавины , в результате которого погибли 16 человек. «Там узкий гребень и крутой лед, и там невозможно передвигаться без провешенной веревки. Ты не можешь просто обогнать людей. Ты вынужден стоять в этой дурацкой очереди без возможности спуститься, поскольку ты фактически привязан к веревке. Ну, видели сами фото. Там все дышат в затылок друг другу. На северной стороне все-таки есть возможность обойти», — комментирует Ковалев.

Почему тогда люди продолжают ездить в Непал, если это небезопасно? Потому что есть такая вещь, как организационные моменты и человеческий фактор, отвечает Ковалев: «Некоторые компании поссорились с китайским клубом альпинистов или отказались работать с китайской стороной по каким-то своим причинам. А еще не нужно забывать: люди ездят с гидами и компаниями, которым они доверяют. Если они уже всходили на Эльбрус с одной конкретной компанией, то с высокой долей вероятности они с ними же поедут в экспедицию из Непала».

Что стало причиной смерти людей?

К трагическим смертям привела совокупность двух обстоятельств: маленькое «погодное окно» и рекордное количество выданных разрешений на восхождение — 381 пермит. В результате на вершину поднялись более 700 человек (гидам и шерпам, сопровождающим альпинистов, разрешение не нужно), образовалась очередь — людям пришлось провести в ней до 12 часов.

«Это как пробки в городе. Все стоят на проспектах. В последние годы обычная практика, так как дней, пригодных для восхождения, всего два-семь в год. Остальные дни бушуют сильнейшие ветра или валит снег в муссонный период. Все хотят вписаться в это «погодное окно», — объясняет Абрамов.

Как правило, все альпинисты поднимаются на Эверест в кислородных масках. С 1978 года, когда пика достигли итальянец Рейнхольд Месснер и немец Питер Хабелер, без кислорода на вершину смогли подняться немногим более 200 человек.

«На такой высоте парциальное давление кислорода почти в четыре раза меньше, чем у поверхности земли, и составляет 45 миллиметров ртутного столба вместо 150 на уровне моря. В организм поступает меньше кислорода, это приводит к кислородному голоданию, которое проявляется тяжестью в голове, сонливостью, тошнотой и неадекватностью действий», — объясняет главный редактор интернет-портала Mountain.RU Анна Пиунова.

В 2016 году восхождение на Эверест без кислорода совершил американский альпинист и фотограф National Geographic Кори Ричардс, а его товарищ Эдриан Боллинджер повернул назад в 248 метрах от вершины — и, скорее всего, таким образом спас себе жизнь. «У меня было несколько трудных ночей перед восхождением на вершину на высоте 7800 и 8300 метров. Мне так и не удалось согреться — температура тела была слишком низкой. Когда мы начали подниматься дальше, я понял, что чувствую себя не на 100%. Вопреки прогнозам погоды начался легкий ветер. Меня начала начал бить озноб, я стал не так разговорчив, потом начал дрожать и потерял базовые навыки», — рассказывал Боллинджер.

Не все амбициозные альпинисты прислушиваются к собственному организму и сопровождающим их гидам, рассказывает Пиунова. «Многие люди не понимают, как именно организм реагирует на высоту, не понимают, что обычный кашель может служить симптомом стремительно развивающегося отека легких и головного мозга. На такой высоте самочувствие напрямую зависит от того, какой расход кислорода тебе включает гид».

Обычно шерпы не рассчитывают проводить столько времени в зоне смерти, 12-часовые очереди — своеобразный рекорд, клиент расходует больше кислорода, баллонов не хватает. В таких случаях шерпа снижает ему подачу или отдает свой баллон, если видит, что клиент совсем плох. Иногда клиенты не слушают гидов, когда те говорят, что пора начинать спуск. Порой достаточно сбросить несколько сот метров, чтобы остаться в живых», — говорит Пиунова.

Читайте также:
Можно ли получить гражданство РФ с судимостью в 2022 году

Очереди на Эверест — обычное дело в последнее время

Очереди на вершину Эвереста — не новое явление. Эта фотография с вереницей людей была сделана в конце мая 2012 года опытным немецким альпинистом Ральфом Дужмовицем. Тогда за выходные на Эвересте погибли четыре человека.

Дужмовиц тогда не смог добраться до вершины и вернулся в базовый лагерь. «Я был на высоте 7900 и увидел эту змейку из людей, идущих бок о бок. Одновременно проходило 39 экспедиций, а всего на вершину одновременно восходили более 600 человек. Я никогда не видел столько людей на Эвересте», — рассказывал он The Guardian .

Еще одна немаловажная проблема в этом контексте — отсутствие опыта у туристов, приехавших посмотреть природу, развлечься или, чего доброго, похвастаться перед друзьями. «Сейчас не нужно особых умений, чтобы подняться на Эверест так, как это делают современные туристы. В последние десять лет кислород начинают использовать уже на уровне базового лагеря (он находится на высоте примерно 5300 метров. — Esquire), хотя раньше все начинали им пользоваться после отметки 8000 метров. Теперь они «пьют» его, словно это вода», — говорит Дужмовиц.

«Несмотря на то что Эверест — это высшая точка планеты, два классических маршрута, по которым сейчас поднимаются, — они достаточно простые и не требуют умения вскарабкиваться по вертикальным скалам или забираться по вертикальному льду. Поэтому Эверест оказался неожиданно доступен для, скажем так, любителей со средним уровнем подготовки», — комментирует Ковалев.

Можно ли избежать повторения подобных трагедий?

Если бы на высоте Эвереста был организован некий патруль, который следит за погодными условиями и регулирует количество восходящих людей, возможно, многих смертей удалось бы избежать. Но в текущих условиях решение остается за компаниями, организующими туры.

Опытные альпинисты говорят, что в столице Непала Катманду открылось множество небольших фирм, предлагающих экспедиции за меньшую стоимость, а более крупные компании перестали уделять значительное внимание организационным моментам и обеспечению безопасности.

Так, один из альпинистов (он был на Эвересте в трагические даты) рассказал The New York Times , что у него диагностирована сердечная патология, но он соврал организаторам, что абсолютно здоров.

«Чтобы участвовать в Ironman (серия соревнований по триатлону. — Esquire), нужно сдавать нормативы. При этом для подъема на самую высокую гору на планете нормативы не нужны. Что с этим не так?» — задается вопросом один из опытных альпинистов.

Участники экспедиций также жалуются на плохую экипировку — вплоть до того, что цилиндры с кислородом протекают, взрываются или их наполняют некачественным кислородом на черном рынке.

«Для Непала это прибыльный бизнес. Для шерпов — единственная возможность заработать. Поэтому ожидать улучшения ситуации в ближайшем будущем не приходится», — комментирует Анна Пиунова.

По мнению Анны Пиуновой, ничего плохого в коммерческом альпинизме нет, главная проблема — в количестве экспедиционных групп. «Эту проблему может решить только Непал. Возможны несколько вариантов: можно снова сильно повысить цену на пермит, можно ввести лотерею, как на нью-йоркском марафоне, а можно просто ограничить количество выдаваемых пермитов. А еще можно донести до людей довольно простую мысль, что горы — это не только Эверест».

Прямые запреты — мера избыточная, считает Сергей Ковалев: «Теоретически власти Непала могут ввести ограничения, но тогда создастся определенный ажиотаж, будут большие финансовые потери и для страны, и для коммерсантов, которые занимаются этим бизнесом. Государство должно регулировать эту сферу, но только в вопросе контроля над организаторами экспедиций — нужно следить за качеством подготовки гидов и компетентностью компаний».

Почему люди продолжают подниматься на Эверест?

«То, что мы видим на Эвересте в наши дни, к классическому альпинизму не имеет отношения. Эверест называют третьим полюсом земли, люди готовы платить большие деньги, чтобы поставить очередной флажок на своей карте мира. После выхода фильма «Эверест», снятого по мотивам бестселлера Кракауэра «В разреженном воздухе» о трагедии 1996 года (11 мая 1996 года при восхождении на Эверест погибли восемь альпинистов. — Esquire), интерес к горе только усилился. Нельзя сказать, что всеми этими людьми, что нанимают шерпов, двигают исключительно тщеславие и амбиции. Все разные. Кто-то просто мечтает посмотреть на мир под другим углом. Кто-то хочет выйти из зоны комфорта, испытать себя», — рассказывает Анна Пиунова.

С ней согласен Серей Ковалев: «Прежде всего на Эверест поднимаются, потому что он существует. Это вызов самому себе: хоть на вершине уже побывали тысячи человек, это по‑прежнему такое личное достижение. Эверест не стал ни на один метр ниже за эти 50 лет. Каждый шаг к вершине — победа над собой. Ради этого люди и идут к высшей точке. Почему именно Эверест? Это в чистом виде магия цифр, это самый высокий пик на планете».

Александр Абрамов называет восхождения на Эверест смыслом жизни: «Я занимаюсь альпинизмом с 17 лет и совершил под 500 восхождений различной сложности и высоты. С Эверестом у меня сложились своеобразные отношения. Первые четыре восхождения были неудачными — я не берег силы, был плохо подготовлен (в первые поездки мы не использовали шерпов и у нас было мало кислорода), была плохая еда и дешевое снаряжение. Вероятно, поэтому я продолжаю штурмовать его каждый год. И уже десять раз взошел на вершину. Каждый раз это сложное и опасное мероприятие, без которого я уже не вижу своей жизни. И конечно, это моя работа — работа горного гида. Я люблю свою работу и нахожу в восхождениях смысл моей жизни».

Почему люди продолжают подниматься на Эверест и погибают на вершине

Смерти на Эвересте, как бы ужасно это ни звучало, — обычное дело. СМИ (в том числе BBC и CNN) регулярно публикуют пугающую статистику, которая никоим образом не отрезвляет покорителей вершин. Наоборот, скалолазы с завидным упорством стремятся превзойти самих себя: если в 1993-м на Джомолунгму взбирались 100 человек, в 2004-м их число перевалило за 300, в 2012 — за 500, а в 2018-м году «королями горы» стали 807 человек. При этом в 1996 году назад не вернулись 15 альпинистов, в 2006-м — 12. В 2014-м лавина скосила 12 гидов-шерпов (коренных жителей Непала, проводивших иностранцев на Эверест), а в 2015-м — 19 альпинистов.

Читайте также:
Время перелета Москва — Ставрополь

В 2019-м представители альпинистского бизнеса вновь решили побить рекорд по количеству взошедших и выдали 381 лицензию. Примечательно, что разрешения вручаются буквально всем, кто готов заплатить $11 тыс., а правительство Непала закрывает глаза на количество желающих покорить Эверест. К слову, с китайской (тибетской) стороны на гору может подняться не более 300 человек в год.

26 мая The New York Times пообщалась с Эдом Дорингом — доктором из Аризоны, счастливо достигшим вершины Эвереста. «Все толкались в попытках сделать селфи, плоская часть горы площадью с два стола для пинг-понга была заполнена 20 людьми, — вспоминает Доринг. — Чтобы выйти туда, пришлось часами стоять в очереди и даже обойти труп только что погибшей женщины. Это было очень страшно и похоже на зоопарк!»

Халатность, приводящая к переизбытку людей на один квадратный метр, в этом году усугубилась еще и довольно коротким «погодным окном» — благоприятным периодом для восхождения на гору перед затяжным сезоном муссонов. Впрочем, NYT еще в апреле писала и о третьей опасности, подстерегающей новоприбывших в Непал, — старое неисправное оборудование. Большинство альпинистов не хотят рисковать и поднимаются в гору с кислородными баллонами. Месяц назад экспедиционная группа Эдриан Баллинджер столкнулась с тем, что сосуды спецназначения начали шипеть, выпускать кислород и буквально разрываться один за другим, как воздушные шары. Правительство Непала пообещало проконтролировать выдаваемое оборудование и списать баллоны старше 10 лет.

Интересно, что экспедиции на Эверест стали массовыми в 90-х во многом благодаря появлению легких кислородных баллонов российской компании «Поиск». По оценке ее представителя Игоря Ашмарина, за 25 лет фирма произвела больше 90% кислородных баллонов, используемых в непальских экспедициях. Он же подчеркнул, что проблемы начались, когда «Поиск» обеспечил альпинистов многоразовым оборудованием и гиды начали перепродавать уже использованные баллоны на черный рынок, не заботясь о необходимости их обслуживания. В 2012 году британский инженер Тед Аткинс (к слову, погибший при восхождении в августе 2018-го), основатель Topout Oxygeneering — первой компании-конкурента «Поиска», выяснил, что 10% баллонов российского производства, которыми активно продолжают снабжать альпинистов, давно вышли из строя и пропускают кислород через клапаны. Более того, регуляторы, показывающие остаток кислорода, часто замерзают на высоте или просто врут. Ашмарин утверждает, что «Поиск» не может отвечать за оборудование, которое уже несколько лет обслуживается и заправляется не в их компании, а нелегально в самом Непале.

Тем не менее некачественная экипировка — проблема вторичная. Прежде всего, альпинизм — крайне прибыльный для Непала бизнес. Само по себе это неплохо, если бы не преступная жадность местных организаторов. Что им давка на высоте 8000 метров, если счет пополняется сотнями тысяч долларов? Какое им дело до мер безопасности и уровня компетентности экспедиционных гидов, если государство закрывает на это глаза? Сколько бы романтиков, стремящихся покорить самую высокую точку планеты, ни погибало от отека легких, обморожения, лавин и сердечных приступов, найдутся новые — такие же отчаянные и уверенные в своих силах. Эверест стал смыслом жизни для тысяч людей, верящих, что если им покорится Джомолунгма, то и все остальное будет нипочем.

Эверест в вопросах и ответах: интервью с восходителем на восьмитысячник Сергеем Ковалёвым

22 мая 2017 года в 6 утра по местному времени группа альпинистов под руководством гида Команды Приключений АльпИндустрия Сергея Ковалёва в полном составе — Георгий Садецкий, Александр Тельнов и Игорь Грушко — стояла на вершине Эвереста (8848 м).

В этом году Сергей уже в четвёртый раз возглавит экспедицию на высочайшую вершину мира. Экспедиция Эверест-2018 стартует 14 апреля 2018 и продлится 60 дней. За это время участники группы пройдут сложный путь подготовки и акклиматизации, часть планирует подняться до Северного седла (7000 м), остальные отправятся на штурм Эвереста. В команде остаётся одно свободное место (до вершины или до седла) — возможно, это ваш шанс?

Восхождение на Эверест окружает множество мифов, стереотипов и множество самых разнообразных вопросов, от безобидных и забавных, например, про устройство и быт Базового лагеря, до сложных и неоднозначных, например, про тела на склонах Горы и коммерческую сторону восхождения. Мы попросили Сергея Ковалёва, человека, которые не понаслышке знает, что такое взойти на Эверест, ответить на популярные вопросы и развеять или подтвердить мифы.

Сергей Ковалёв

Восхождение на Эверест в вопросах и ответах

Часто звучит мнение, что в восхождении на Эверест нет духа альпинизма и подвига — всё решают деньги, и затащить можно кого угодно.

За 54 года, прошедшие со времени первого восхождения Эверест (29 мая 1953 года на вершину взошли непальский шерпа Тенцинг Норгей и новозеландец Эдмунд Хиллари — прим. ред.), гора не стала ниже, а люди не приобрели сверхспособностей. Просто раздвинулись границы возможного. Большое количество успешных восхождений стало возможным благодаря нескольким вещам.

Во-первых, появилась целая «каста» профессионалов, способных эффективно работать на таких больших высотах. Это в одинаковой степени относится и к высотным носильщикам и гидам из числа шерпов, и к европейским гидам. Плюс развитие технологий: чёткий тайминг акклиматизации и восхождения, необходимое количество снаряжения и кислорода, точные прогнозы погоды.

Во-вторых, мода на альпинизм как на спорт успешных, состоявшихся людей. Произошли изменения в массовом сознании, переоценка ценностей. Стали важны вещи, которые нельзя просто купить за деньги.

В-третьих, доступность качественного снаряжения. Благодаря развитию технологий в высотный альпинизм стала приходить и женская аудитория.

Несмотря на кажущуюся доступность, для каждого, кто принял вызов Эвереста, восхождение по-прежнему остается захватывающим приключением на границе человеческих возможностей.

Первовосходители на Эверест (8848 м): Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей. Фото: Associated Press.

Во сколько обходится коммерческое восхождение, и из чего складывается его стоимость?

На сегодняшний день цена участия в экспедиции на Эверест стоит от 50 до 70 тысяч долларов. В стоимость полного пакета входит весь сервис от выезда из Катманду до обратного возвращения в Катманду, разрешение на право восхождения (пермит), кислородное оборудование, сопровождение опытным высотным гидом до вершины. Плюс международный перелёт и личное снаряжение.

Читайте также:
Как посетить самые красивые пещеры Крымского полуострова

При восхождении со стороны Тибета (примерные расценки в 2017 году — прим. ред.):

  • Пермит — 10000$
  • Работа высотного гида-носильщика, идущего на вершину, — примерно 12000-15000$, общественное снаряжение плюс кислородное оборудование — 5000$
  • Сервис на горе и в Базовом Лагере (офицер связи, перила, питание, кухня, палатки) — примерно 7000$
  • Если экспедицией руководит европейский гид, идущий на вершину — ещё примерно 7000-8000$ в зависимости от количества человек в группе

«Спортивные» группы могут сэкономить на высотных носильщиках и работниках кухни. Мой совет, если у вас за плечами нет 10 лет занятий альпинизмом и опыта восхождений на восьмитысячники, лучше не пытаться сэкономить, отказываясь от услуг высотных носильщиков. Таскать грузы на таких высотах может только очень хорошо подготовленный человек. А выжить в «зоне смерти», вовремя приняв решение о спуске, может только человек с большим опытом пребывания в таких условиях.

Например, стоимость участия в восхождении с Командой Приключений АльпИндустрии в 2018 году составляет 49 990$. В эту стоимость входят работа гида, собственно пермит, групповая тибетская виза, услуги высотных носильщиков и обслуживающего персонала на восхождении, оборудованные лагеря (БЛ, ПБЛ), внутренние трансферы, проживание, оборудованная кухня на восхождении, топливо, яки, всё общественное снаряжение, кислородные баллоны и др.

Стоимость восхождения до Северного седла, без подъёма на вершину, обойдётся в 19 900$.

Носильщики тащат на себе тонны снаряжения для восходителей — действительно столько нужно на восхождении?

Тонны тащат до Базового лагеря. На сегодняшний день к северному Базовому лагерю на 5300 м китайцы протянули асфальтовую дорогу. Так что тонны груза везёт грузовик.

Люди любят комфорт. Пребывание на высоте отнимает множество сил — физических и моральных — поэтому возвращаясь в Базовый лагерь, хочется почувствовать себя «дома». Индивидуальная палатка для сна, уютная столовая, привычная еда, а не сублиматы, кают-компания, где можно посмотреть фильм под кружечку пива или бокалом вина, горячий душ. На штурм горы нужно выходить полностью отдохнувшим.

На горе стандартный груз для высотного носильщика — 20-25 кг. Каждый участник несёт только свои личные вещи — примерно 5-7 кг.

Нагруженные яки на пути из Базового лагеря (5300 м) в лагерь 6400. Этот путь занимает у яков примерно 10 часов. Фото: Сергей Ковалёв.

Если говорить о комфорте, чем питаются восходители, как готовят пищу в таких условиях и как на Эвересте ходить в туалет и принимать душ?

В Базовом лагере мы стараемся готовить привычную домашнюю еду, на восхождении в ход идут сублиматы. Туалет на таких высотах — всегда отдельное приключение, где каждый спасается в одиночку:) Что касается гигиены — гигиенические салфетки спасут мир. Главное, не брать большую упаковку, её трудно размораживать:)

Девушкам, конечно, всё дается тяжелее. Они сильнее мерзнут, у них более высокие требования к гигиене. К счастью, на большой высоте бывает и хорошая погода. Когда светит солнце, воздух внутри палатки может прогреться и до +30°C. И это женское время:)

Каждому альпинисту-высотнику приходилось отвечать на вопрос: что вы делаете в Базовом Лагере между выходами на маршрут? Отвечаю – НИЧЕГО :) Сама мысль, что сегодня тебе не нужно карабкаться в гору с рюкзаком за плечами, вызывает невероятный прилив счастья, и это состояние легкой эйфории сопровождает тебя все 2-3 дня отдыха.
Вот и сегодня, после первой ночевки на 5800, у нас 2 дня отдыха внизу. Высота 5200 метров воспринимается почти как дома. Вкусная еда (Чатур приготовил настоящий плов), возможность принять импровизированный душ и поваляться с книжкой в руках в прогретой на солнце палатке, превращает пребывание в Базовом лагере Эвереста в отдых, сопоставимый по удовольствию с отдыхом на лучших курортах. Опять же, все включено :)

Сергей Ковалёв, сообщение из Базового лагеря в ходе экспедиции Эверест-2017

Сергей Ковалёв в Базовом лагере Эвереста в апреле 2017. Фото из архива экспедиции.

Кто заслуживает больше доверия: местные, непальские или китайские турагентства и гиды, или российские и европейские компании?

Трудно сказать. Россиянам, наверное, всё же комфортней пользоваться услугами русских гидов. У нас с иностранцами слишком разные подходы к стилю восхождения и отношениям внутри команды.

Что касается местных компаний, работающие без европейских гидов, — они ниже в цене на 15-20%. И многие работают долгие годы безаварийно, но есть нюансы. Очень показательна, к примеру, трагедия, произошедшая на Аннапурне на перевале Торонг Ла.

В Команде приключений мы сотрудничаем с местными гидами, но на восхождениях руководителем программы выступает, как правило, наш сертифицированный гид.

Выбирая агентство для путешествий в Непале, в первую очередь используйте рекомендации известных вам людей. Во-вторых, обращайте внимание на цену. Она не может быть намного ниже, чем у европейских агентств. В большинстве случаев слишком низкая цена говорит о том, что от вас потребуют дополнительные платежи.

Что делать тем, кто не накопил достаточной суммы денег для восхождения на Эверест?

Мечтать, готовиться и искать средства:) Или выбрать вершину пониже. Кроме шуток. Коммерческое восхождение на любую вершину, пусть даже на 10 метров ниже 8000 м, обойдётся куда дешевле. А по эмоциям не уступает.

Эверест — знаковая гора, но ею всё не ограничивается. Есть вершины, на которые не ступала нога человека, новые маршруты, интересные проекты — эпоха географических открытий ещё не закончена. Для альпиниста всегда найдутся «белые» пятна.

Насколько технически сложно восхождение на Эверест?

Технически оба маршрута на Эверест достаточно простые. Все необходимые навыки — передвижение по различным видам горного рельефа, травянистым склонам, моренам, скалам, снегу и льду, основы лавинной безопасности, виды и средства страховки, движение в связке — можно получить на начальных курсах альпинистской подготовки.

Гораздо важнее хорошая физическая подготовка и практически идеальное здоровье, плюс навыки выживания в экстремальных условиях. Очень важно умение сохранять адекватность в условиях высокой агрессивности среды обитания: не просто не впадать в панику, а максимально безопасно, обдуманно выполнять техническую работу, двигаться по перилам, перещёлкиваться на станциях и следить за снаряжением.

Читайте также:
Фото Национального музея Республики Татарстан (22 фото)

Эверест с северной стороны. Фото: Александр Тельнов.

По каким маршрутам можно подняться на восьмитысячник, в чём различия?

Традиционно для восхождений на Эверест используют два маршрута: тибетский и непальский. Недостаток маршрута со стороны Непала — объективная опасность. На ледопаде Кхумбу почти каждый год гибнут любители и профессионалы. Существует опасность схода лавин. К достоинствам непальской стороны можно отнести более комфортный Базовый лагерь, возможность вертолетной эвакуации и возможность спуститься между выходами для отдыха на 1500 метров вниз в зону леса.

Из Тибета маршрут объективно безопаснее, но нет возможности сбросить высоту для отдыха. В этом сезоне наша команда идёт со стороны Тибета, в 2008 году я поднимался на Эверест с Юга, со стороны Непала.

Сколько по времени занимает восхождение на Эверест, и из каких этапов оно состоит?

60 дней из Москвы в Москву, из них в Базовом лагере и выше — примерно 45 дней. Процесс адаптации к высоте довольно сложно ускорить. На сегодняшний день большинство восходителей используют классическую схему акклиматизации, так называемую «пилу». Суть простая: набрал 500-600 метров высоты, переночевал — спустился на исходный уровень для восстановления. Это отнимает много времени, но пока другие способы не считаются эффективными.

Участники экспедиции АльпИндустрии «Эверест-2017» на фоне вершины. Фото из архива экспедиции.

Чем список снаряжения и одежды для восхождения на Эверест отличается от других, в чём специфика?

Список мало отличается от восхождения на Эльбрус зимой. Главное — обувь, спальный мешок, палатки, верхняя пуховая одежда. И особое внимание мелочам: перчатки, очки, фонарик, носки, маска.

В линейке каждого уважающего себя outdoor-бренда есть модели для высотного альпинизма, они могут называться, например, Everest или 8000 Series. И как говорится, все колодки разные, и подбирать снаряжение нужно под себя. Допустим, можно использовать пуховый комбинезон, но лично мне в нём не комфортно, предпочитаю пуховые брюки и пуховую куртку.

Варежки-верхонки должны быть самые тёплые и легко надеваться поверх флисовых перчаток. Если вы используете лыжную маску, она, по возможности, не должна запотевать.

Обязательно иметь запасные очки, запасные варежки, запасные батарейки для фонарика. Конечно, это всё должно быть у вашего гида, но лучше позаботиться самому.

На большой высоте пить — такая же потребность, как дышать. За день человек теряет 3-4 литра жидкости. Если жидкость в организме не восполнять, наступает упадок сил. Поэтому термос объёмом минимум 1 литр — обязательная деталь снаряжения. Причём термос должен максимально долго держать температуру.

Кошки должны быть привычные и тщательно подогнанные. Нет ничего опасней, чем подгонять кошки на крутом склоне, при сильном морозе и ветре.

Как готовиться к восхождению на восьмитысячник морально и физически?

Ходить на высокие горы. Чем больше — тем лучше.

В 1999 году во время своей первой попытки восхождения на Эверест в составе Первой украинской национальной экспедиции я уже был МСМК с опытом восхождений на Аннапурну по Южной Стене, Чо-Ойу и нескольких семитысячников. Плюс имел за плечами десятки технических восхождений 5-6 категорий сложности, и зимних и летних. А к 2008 году всё это умножилось на два.

Правда, что на Эвересте такие большие очереди, которые мы видим на фото?

Очереди собираются в «узких» местах. С непальской стороны — это перила на ледовой стене выше лагеря на 7200 м и «ступень Хиллари» (снежно-ледовый гребень порядка 12-13 метров высотой на отметке 8790 м, окружённый отвесными скалами и названный в честь первовосходителя на Эверест — прим. ред.). С тибетской стороны — «Вторая ступень» (отрезок скалы с крутым уклоном, начинающийся на 8610 м и имеющий высоту порядка 40 метров — прим. ред.). С севера сейчас проблема с очередями решена. Группы координируют свои выходы по времени, плюс дополнительные ветки перил. С юга пока проблема не решается.

Очередь на ледопаде Кхумбу (5486 м) в 2016 году. Видео: Mingma Sherpa.

Правда ли, что склоны Эвереста завалены трупами, и альпинисты, идущие к вершине, просто перешагивают через них?

Как бы цинично это не прозвучало, но погибший человек превращается в груз весом под 100 кг, очень неудобный в транспортировке. Для спуска погибшего человека с высоты из-под вершины Эвереста необходима бригада из 6-8 высотных носильщиков. Бюджет таких транспортировочных работ — 100-150 тысяч долларов.

Что касается живых, то хорошо, когда в экспедиции есть команда гидов и высотных носильщиков, по контракту обязанная сделать всё для спасения клиента.

Как на высоте, в экстремальных условиях меняется отношение людей друг к другу?

В СМИ регулярно звучит, что выше 8300 м на Эвересте «Зона смерти», где каждый сам за себя. Это совершенно не верно. Всё зависит от команды, с которой вы идете на гору. Конечно, пребывая на такой высоте, рискуют даже опытные восходители. Но имеющийся опыт, и мой в том числе, показывает, что спуск человека ниже «Второй ступени» возможен.

В 1999 году нам понадобилось три человека, чтобы спустить пострадавшего, полностью потерявшего зрение, с обмороженными руками, с высоты 8600 м в лагерь на 8200 м. И половину этого пути я спускал его сам, имея один кислородный аппарат на двоих. Для меня это было абсолютно осознанное, единственно возможное в той ситуации решение. Никакая цель в альпинизме не стоит человеческой жизни. Если есть шанс спасти человека, всё остальное отступает на второй план.

В 1999 году Сергей совершил попытку взойти на вершину Эвереста в рамках Первой национальной украинской экспедиции. Двое участников восхождения — Василий Копытко и Владимир Горбач — после выхода из лагеря 8200 не смогли найти дорогу обратно и потерялись. Василий пропал, а Владимира на высоте 8600 м в пограничном состоянии между жизнью и смертью обнаружил Сергей и почти четыре часа в одиночку стаскивал товарища вниз. Затем двойку обнаружили Игорь Свергун и Николай Горюнов. Через десять часов тяжелейшего спуска альпинистам удалось дойти до лагеря 8200. На этой высоте они провели ещё две ночёвки.

Но это была спортивная экспедиции. В экспедиции коммерческой всё осложняется тем, что у гида есть обязательства перед своими клиентами. И занимаясь оказанием помощи другим людям, ты подвергаешь опасности людей, доверивших свои жизни конкретно тебе. В таких случаях должна включаться корпоративная солидарность. Гиды должны помогать друг другу без ущерба своим клиентам.

Читайте также:
Самые необычные улицы на планете: фото

О чём думает человек, стоящий на вершине Эвереста?

Хорошо бы спуститься живым :)

Сергей Ковалёв на вершине Эвереста в 2008 году. Фото из архива Сергея.

Интервью подготовила Мария Курочкина.

5 мифов о Эвересте распространенных в СМИ

Альпинист Mark Horrel рассказывает о популярных предрассудках в СМИ связанных с восхождениями на Эверест:

1. Восхождения на Эверест достаточно легки: на него поднимались и 13-и летний мальчики 73-х летняя женщина

Часто приходиться слышать что самой сложной частью восхождения на Эверест является финансовая сторона: для многих альпинистов собрать большую сумму для восхождения на Эверест не так то и просто (участие в коммерческих экспедициях стоит от 50 000$ на человека – и это без учета личного снаряжения).
Да, хоть возможность взойти на самую высокую вершину мира и стоит больших денег, хоть мы и платим шерпам, гидам, поварам в базовом лагере, которые берут на себя 90% забот о восхождении, всё же остается, хоть и с первого взгляда маленькая часть работы самого альпиниста – «всего то навсего» сделать несколько шагов на лекке на вершину мира, но эти «легкие шаги» на самом деле невероятно тяжелы.

Так Марк описывал свое недавнее восхождение на Эверест: « Мой штурм на вершину с базового лагеря длился 6 дней, в течении этого времени я нес на себе около 12 кг снаряжения, в том числе и на высотах более 8000 метров.
Я был изнеможден до предела, настолько, что едва мог заставить себя сделать несколько глотков пищи, и то, время от времени это сопровождалось рвотой. Несколько раз я заболевал и отлеживался в своей палатке. На штурмовой день вершины у меня ушло 18 часов, в течении которых я смог выпить только 1 лит жидкости и совсем не ел. Мой рот был настолько сух, что, когда я возвращался с вершины обратно, то было такое ощущение как будто еще чуть чуть и выплюну засохший кусок горла на снег…
Я устал, безумно устал, и не только физически, устал морально, умственно, восхождение и спуск с вершины требуют от альпиниста огромной концентрации и обдумывания каждого своего движения.
И это все учитывая хорошую погоду на склоне, в нашей группе небыло обморожений, а ведь очень часто альпиниты обмораживают конечности, и для этого не нужно долго оголять тело, при таких экстремальных температурах (до -60 градусов ночью и сильнейших ветрах) сильнейшие обморожения – дело нескольких минут”
.

Все кто говорит, что на Эверест может взойти кто угодно – просто не имеют понятия что это такое.

2. Восхождение на Эверест это просто дорогой способ покончить с собой.

На самом деле, организация коммерческих восхождений на Эверест на сегодняшний день уже настолько развита и организована что безопасный подъем на вершину для хорошо подготовленного человека будет вполне безопасным мероприятием.
Сейчас по всему коммерческому маршруту к началу сезона (а это примерно май месяц) каждый год шерпами провешиваются перила, по которым альпинистам требуется проти на жумаре и страховочном усе.

Риск обморожения при соблидении техники безопасности на склонах Эвереста в настоящее время тоже снижен практически до минимума за счет подбора технологически правильного снаряжения (правильной комбинации обуви, одежды, специальных обогревателей для рук и кислородных баллонов с помощью которых в организме поддерживается необходимое кровообращение).

Только проведя некоторое время на большой высоте каждый из нас может узнать как реагирует организм на недостаток кислорода. А опытные горные гиды помогут правильно и без последствий пройти акклиматизацию.

Но, все же, один из главных моментов: Вы будете не одиноки на Эвересте: по крайней мере рядом с Вами от базового лагеря и обратно будет идти опытный гид-шерпа.

Конечно, сейчас появилось множество организаций предлагающих коммерческое восхождение на Эверест, заманивая туриста более низкими ценами по сравнению с давно устовшимися организациями, и этот факт может насторожить опытного альпиниста, поскольку гонка за более низкими ценами может обернуться плохой организацией самого восхождения.

3. Я не поднимался на Эверест, не поставил галочку в своем «списке вершин», поэтому не могу хвастаться своими достижениями в альпинизме.

Марк Хоррелл « Я терпеть не могу это выражение ” поставить галочку в списке вершин” поскольку это означает что вершины для альпиниста как дни в отрывном календаре, или обязательные планы выполнения какой либо работы: выполнил-зачеркнул-забыл; а ведь каждое восхождение это не просто “галочка в списке побед”.

Для меня Эверест 2012 года это была моя девятая поездка в Непал и третья в Тибет. Это более чем достаточно что бы «хвастаться»своим друзьям. Мне например, нравиться проводить свой отпуск в высокогорьях, так же само как и большинству других людей нравиться проводить время на пляжах и вечеринках.

И насчет бахвальства: когда я брал на работе отпуск и ехал в экспедицию, большинство моих коллег не знали, что я уезжал на Эверест. “.

4. Большие трагедии не происходят, потому что очень много людей восходят на Эверест в течении нескольких дней сезона.

Те, кто хочет больше узнать о трагедиях на Эвересте и по каким причинам они произошли, я советую прочитать сводку которую ведет Алан Арнет (Alan Arnette), в частности за сезон 2012 года , это интересные анализы от человека, который поднимался на вершину Эвереста 4 раза и хорошо знает все тонкости восхождений на Эверест.

Вэтом сезоне на Эвересте была аномально сухая погода, в результате чего участились камнепады со стороны Лхоцзе (это наиболее посещаемый маршрут на Эверест).
Кроме того, погодные окна в которые стараются попасть покорители Эвереста, в этом году были крайне короткими и составляли от силы несколько дней, из-за нестабильной погоды и сильных снегопадов.
Конечно, в большей степени эта ситуауция относиться к Южному склону Эвереста где и находиться «коммерческий маршрут» по которому поднимаются 70-80% всех альпинистов.

Читайте также:
Фото вулкана Донья-Хуана

Но на Эверест также существует, хоть и не столько популярен маршрут с Северного склона, который в этом году был гораздо более спокоен (всего по нему поднялись 153 альпиниста из 548 в общем числе), и что самое главное Северный склон был в гораздо лучшем состоянии чем Южный.

В этом сезона на Эверест поднялись 548 человек, из них самое массовое восхождение было зафиксировано 25-26 мая, когда на вершину выстроилась очередь из 250-и человек, в результате чего один человек погиб.
На самом деле, это не был рекорд по массовости восхождения на Эверест за один день, и то, что практически все альпинисты смогли взойти на вершину означает что такая масса людей не приводит к трагическим случаям.

Общий список жертв Эвереста в этом году составил 10 человек это 1.82% от общего числа покорителей и все эти несчастные случаи произошли не повине большого скопления людей на склоне и да же не из-за погодных условий или состояния склонов, некоторые из этих смертей связаны с неопытностью самих альпинистов, а также зафиксированы несколько случаев с шерпами.

5. Многие альпинисты проходят на склоне Эвереста мимо умирающего коллеги и не помогают ему спастись из за полного отсутствия сострадания и человечности, преследуя только свою личную цель.

Из всех мифов о Эвересте, этот пожалуй, самый обсуждаемый, эмоциональный и самый вредоносный.
Люди читают душераздирающие истории о том, как альпинисты монотонно идут к вершине хладнокровно переступая через трупы, лежащие у них на пути, или проходя мимо обессиленных но еще живых своих коллег, не помогают им спастись, а кажеться что они преследуют свою личную цель: не смотря ни на что взобраться на вершину мира. Из таких представлений, в обществе создается мнение о бессердечных ублюдках, которые ради Эвереста идут на него по трупам своих товарищей.

Здесь, для простого обывателя, которому попытки объяснить что человеческий организм на высотах более 8000 метров пребывает в критических экстремальных условиях и выполнение любой работы, даже простого шага связано с преодоление невероятных усилий, малоэффективны и в большей степени не понятны; можно попробовать привести следующую аналогию:

Представте, что Вы идете домой вечером из бара по оживленной ночной дороге, вдоль которой нельзя пройти по тротуару или обочине, и видете впереди себя еще более пьяного человека, который пытается идти прямо по этой-же дороге домой: какие будут Ваши действия? вы остановитесь и предложите ему свою помощь и проводите домой? Предположим что вы так и сделаете, но для пьяного человека ваша забота покажеться оскорблением, он откажеться от помощи, что Вы будете делать потом? Посчитаете ли Вы своим долгом не смотря на его отказ, остаться с ним и попытаться довести его домой благополучно, не попав под машину, а затем, еще в более обессиленном состоянии, также благополучно вернуться по той-же дороге в свой дом? Или Вы оставите его на произвол судьбы, но при этом помня что дома вас ждет семья: жена, дети, и они очень сильно переживают пока Вы идете домой…
Многие из таких смертей на Эвересте происходят от того, что альпинисты не могут понять когда пришло время вернуться назад, многие из них даже не прислушиваются к советам гораздо более опытных людей, идущих с нимим рядом
.

На своем личном опыте могу сказать что, когда я поднялся на Эверест в 10 часов утра, у меня не было полноценного чувства восторга, небло ощущения что моя экспедиция закончилась и мечта сбылась, я знал что предстоит еще более сложный путь вниз, в базовый лагерь. Я все еще должен был заставить свое обессиленное тело двигаться, снова с трудом делать один шаг, второй, третий, переходить по лестницам и перилам, концентрировать свое внимание на каждом движении.

Спускаясь в низ я заставлял работать себя на пределе, только благодаря тому что знал, что моя семья очень сильно переживает за меня; благодаря огромной поддрежке моей команды, шерпам, которые помогали мне, когда я подвергался опасному риску оступиться или лечь отдохнуть…
В 17:30 я наконец пришел в лагерь, и это было фантастикой. Мысль о том, что я мог бы по дороге вниз, остановиться и помочь спуститься какому нибудь умирающему альпинисту (если он бы встретился мне на пути), была бы смешной, если бы не настолько трагичной.

Большинство альпинистов, возвращающихся с вершины в базовый лагерь настолько обессилены, что попытки остановиться и помочь перетащить вниз встреченного по пути альпиниста связаны практически со 100% риском погибнуть самому.

Также стоит отметить, что большинство альпинистов совершают восхождение на эверест в составе хорошо организованной команды шерпов, у которых есть необходимые ресурсы для оказания первой помощи в чрезвычайных ситуациях. В таких случаях шерпы команды прежде всего обязаны заботиться о своих клентах, но и проходящие мимо другие команды также принимают посильное участие в решении таких ситуаций.

В заключение хочу сказать что у вснех нас есть чувство сострадания ичеловечночти, мы уважаем своих коллег альпинистов на склонах вершин, но мы не герои комиксов, не супермены (хотя и среди нас встречаются те, кто способен, кто имеет необычайные силы совершить подвиг, рискуя собственной жизнью, и это относиться не только к Эвересту).
Если Вы попадали в экстремальную, критическую ситуацию, в которой от скорейшего выбора действия зависела чья-то судьба, и не знали как поступить, то не спешите критиковать других в подобных ситуациях….

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: